Кто обманул президента? Почему не стоит ждать обещанных миллиардов от легализации «игорки»

Кто обманул президента? Почему не стоит ждать обещанных миллиардов от легализации «игорки»

«К сожалению, из года в год украинское правительство продолжает традицию выдавать желаемое за действительное». Как розовые мечты о миллиардах с игорного бизнеса превратились в дым, и кто за это ответит.

В прошлом году госбюджет Украины недополучил 4,4 млрд грн , запланированных как поступления от игорного бизнеса. В 2021 году государство вновь наступило на те же грабли и записала в Госбюджет почти 7,5 млрд грн, которые должны поступить от «игорки». Но за первые четыре месяца удалось наскрести всего 550 млн грн — то есть, менее 8% от этой суммы. Главный «идеолог» легализации игорного бизнеса в ее нынешнем виде — гражданин Латвии Борис Баум, что называет себя представителем Офиса президента — уже признал, что запланированную сумму собрать никак не получится, отмечает издание  Главком.

В ОП, где считают турболегализацию игорного бизнеса через парламент большим достижением, — отмалчиваются. Мы разбирались, кто виноват в этом провале и кто за него должен отвечать.

Еще на этапе подготовки законодательных инициатив по легализации игорного бизнеса в Украине авторитетные отечественные и международные эксперты, которые проработали в этой сфере не один год, утверждали: сначала должен быть наведен порядок в законодательстве, в частности, параметрах налоговой базы, которые должны быть основаны на реальных расчетах. Вторым шагом должно быть обязательне построение системы контроля игорного бизнеса со стороны государства. И только потом, когда государство получит нормативный и технический инструментарий, чтобы контролировать каждую копейку, крутящуюся в «игорке», отслеживать каждую транзакцию и одновременно контролировать привлечение людей к игре, — только тогда можно позволять операторам открывать казино, букмекерские конторы и залы автоматов. При этом запускать и рекламировать игорные онлайн-приложения нельзя раньше, чем заработает офлайн-рынок из-за очевидного перекоса в сторону интернет-сегмента, который возникнет в таком случае.

Иначе, как предупреждали эксперты, вместо анонсированных стабильных доходов в бюджет и заявленных инвестиций в инфраструктуру, государство получит жалкие крохи со стола как старых, так и новоявленных игровых «теневиков». А вместо возможности защитить граждан от лудомании — тотальное вовлечение населения в игру на деньги, прежде всего, — игральные онлайн-сервисы.

Но чиновники и депутаты решили иначе и включили режим турболегализации. Хотя сегодня — через пять месяцев после выдачи первой лицензии — можно констатировать, что все пессимистические прогнозы экспертов сбываются. Под видом легализации государство, по сути, узаконило множество схем, которые ранее были популярны в теневом сегменте. Только теперь дельцы от «игорки» могут делать свои дела абсолютно легально, прикрываясь полученными лицензиями. А государственный бюджет, вместо обещанных миллиардов, в очередной раз рискует получить крохи.

Кто ответит за дыру в бюджете

В госбюджете на этот год заложен доход за «плату за лицензии на осуществление деятельности в сфере организации и проведения азартных игр и за лицензии на выпуск и проведение лотерей» в размере 7,44 млрд грн. Заметим, что это только «плата за лицензии», без статьи доходов бюджета, которая должна быть главной: налоговых отчислений от самой игровой деятельности и организации лотерей (по крайней мере, именно так это работает в развитых странах).

Госбюджет — это официальный документ, буквы (и цифры) которого должны придерживаться все. То есть те, кто убедил президента в запланированной сумме доходов почти в 7,5 млрд грн с игорного бизнеса, обязаны ее обеспечить. Например, руководитель монобольшинства в парламенте Давид Арахамия вместе с руководителем налогового комитета Даниилом Гетьманцевым. А на уровне Офиса президента — Борис Баум, который является креатурой и советником заместителя председателя ОП Кирилла Тимошенко.

К слову, на этапе подготовки законопроекта об игорном бизнесе обсуждались и совершенно фантастические суммы — даже не 7,5, а около 9 млрд в год. Например, такую сумму в октябре 2019 года указывала тогдашний министр финансов Оксана Маркарова, назвав ее, кстати, «консервативной».

Сегодня же главный идеолог и лоббист турболегализации «игорки» со стороны Офиса президента Борис Баум вдруг изменил свое мнение и заявляет, что никаких 7,5 млрд грн бюджет не получит. Обвиняя в этом народных депутатов, которые не приняли закон о ставках налогов на «игорку». А заодно и Минфин, который неправильно все просчитал. Возникает логичный вопрос — а как без этих «мелочей» можно было вообще запускать рынок? На самом деле, как отмечают эксперты, лоббисты легализации «игорки» могли называть любые цифры — хоть 25 или 50 млрд грн. Поскольку все равно все эти «расчеты» взяты с потолка. Например, даже в госбюджете на прошлый год, тоже фигурировала оптимистичная сумма поступлений от азартных игр в размере 4,4 млрд грн. Но хоть кто-то эти деньги увидел?

Это касается и планов на этот год: эксперты утверждают, что, по сути, они являются фейковыми. На это, в частности, обращал внимание юридический эксперт Украинского института будущего Александр Чебаненко. Согласен с ним и Никита Бондарев — эксперт в области GR, публичных коммуникаций и игорного рынка. Он также считает, что сумма 7,5 млрд является необоснованной.

«Во-первых, в процессе обсуждения законопроекта вопрос прогнозов бюджетных поступлений был одним из самых распространенных. Откуда такие цифры? Как считали? — задается риторическими вопросами эксперт. — Ответы так и не прозвучали. Во-вторых, в странах с цивилизованным рынком основным источником поступлений в бюджет являются налоги. У нас же пока все сводится к сбору лицензионных платежей и косвенных отчислений (начисления на заработную плату, налог на выигрыш). Очевидно, что налоги государство не начнет собирать, пока не заработает система онлайн-мониторинга. До тех пор рынок будет жить сам по себе, а государство вообще не будет знать его реальных объемов. Здесь важно учесть, что если государство на этом рынке не контролирует деньги, она этот рынок вообще не контролирует».

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  Медицинский аферист Гранатир Желько: почему он продолжает бизнес на крови украинцев

Эксперты Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) попытались получить официальное обоснование заложенных в бюджет 7,5 млрд грн поступлений от «игорки» и направили запросы в нескольких ведомств — Министерство финансов, Комиссию по регулированию азартных игр и лотерей, Госстат, Счетную палату и Госказначейство. И у этих же ведомств поинтересовались динамикой налоговых поступлений за период, когда игорный бизнес был разрешен в прошлый раз, — с 2005 по 2009 годы — с надеждой найти там сопоставимые цифры. Только вот ни одна из государственных структур не смогла предоставить хоть какие-то расчетные данные, которые легли бы в основу соответствующих заявленных параметров госбюджета на 2021 год.

Некоторые данные по поступлениям в предыдущие годы удалось получить от Государственной налоговой службы, (куда перенаправил запрос Госстат) и Госказначейства. Только вот из предоставляемых ими таблиц следует, что до запрета игорного бизнеса в 2009 году налоговые поступления в бюджет от него были просто смешными: немногим менее 1,4 млн — за 2005 год, 972 тыс. — за 2006-й, 2,6 млн грн — за 2007-й, 2,9 млн грн — за 2009-й. Жалкие гроши по сравнению с анонсированными 7,5 млрд, не так ли?

Справедливости ради, ситуация с местными бюджетами была иной: туда перечислялись средства от приобретения патентов на игорный бизнес. Здесь уже суммы в годовом измерении исчислялись десятками и даже сотнями миллионов гривен.

Но и во времена, так сказать, «расцвета» «игорки» в Украине, когда автоматы были на каждом углу, в пересчете на нынешний курс доходы от игорного бизнеса составили чуть более 2 млрд, но отнюдь не 7,5 млрд, и тем более не 9 млрд грн.

Интересен еще один пассаж из ответа Государственной налоговой службы — о прогнозных показателях доходов от игорного бизнеса в разрезе бюджета на 2021 год. «На 2021 год Министерством финансов Украины прогнозные показатели доходов бюджета от деятельности по организации и проведению азартных игр и государственных лотерей в Украине ГНС не предоставлены»,- отметили в ведомстве.

Поэтому откуда взялись 7,5 млрд грн — остается большой загадкой, говорит эксперт МЦПИ Егор Киян.

«К сожалению, из года в год украинское правительство продолжает традицию выдавать желаемое за действительное, — считает аналитик. — Отсутствие обоснований и ответов по прогнозируемым доходам от игорного бизнеса позволяет утверждать следующее: как и в случае с приватизацией (когда «рисовали» цифры дохода от нее в 20 млрд, а план выполнили всего на 1%), сейчас «рисуют» ничем не подтвержденную цифру в 7,5 млрд доходов в бюджет от игорного бизнеса. Как следствие — невозможность выполнения этого индикатора может привести к искусственному созданию бюджетного дефицита из-за недостаточного поступления. Кроме того, очевидно, что при установлении целей никак не соблюдались критерии ответственности за их достижение. В противном случае принимались бы более взвешенные решения, с привлечением экспертной среды и бизнеса».

Обращают внимание на порочную практику использования надуманных показателей при подготовке бюджета не только эксперты, но и государственные контролирующие органы. Так, в выводах Счетной палаты по результатам анализа годового отчета об исполнении госбюджета на 2020 год (который, напомним, не получил запланированные 4,4 млрд грн от игорного бизнеса) «финансовый цербер» прямо призывает при формировании бюджета использовать «только обоснованные» расчеты поступлений и «отказаться от практики учета в проекте закона о государственном бюджете как доходных источников платежей, взыскание которых не нормирова».

И еще один интересный момент. Существует экспертное заключение по проекту Закона Украины «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины относительно создания государственного фонда поддержки медицины, спорта, образования, культуры». В нем, едва ли не впервые, приведены более или менее близкие к реальным цифры поступлений в бюджет от игорного бизнеса. Просто процитируем прогноз на следующий год: «Прогнозные показатели поступлений в государственный бюджет на 2022 год по коду 22013000 «Плата за лицензии на осуществление деятельности в сфере организации и проведения азартных игр и за лицензии на выпуск и проведение лотерей» составят 1 028 970 тыс грн (согласно письму Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей от 02.03.2021 № 168/20-5)».

1 млрд, а не 7,5 млрд! Комментарии, как говорится, излишни.

 

«Не так, как хотелось»

Впрочем, невозможность собрать заявленную сумму в бюджет изза завышенной оценки — это лишь один из индикаторов того, что легализация игорного бизнеса в Украине пошла не так. На самом деле, принятые галопом решения в этой сфере угрожают и рядом других негативных последствий, которые являются не менее серьезными, чем бюджетная дыра в несколько миллиардов.

В частности, речь о провале главных заявленных целей легализации: построение игорного рынка по цивилизованным стандартам и привлечение серьезных инвестиций в эту отрасль, прежде всего, из-за рубежа. Сегодня можно констатировать, что пока в этом отношении все далеко не так радужно, как прогнозировалось.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  Медики без захисту: директор "Медзакупівлі України" лобіює бізнес "ДНР"

«Как известно, президент сначала говорил о казино в гостиницах категории 5* и развитии отдельных туристических зон, — напоминает эксперт Никита Бондарев. — В итоге все трансформировалось в «можно все и везде» … Если говорить о процессе — как мне кажется, происходит он не совсем так, как должен был. Например, лицензии начали выдавать еще до того, как соответствующая комиссия наработала полную регуляторную базу, — а это большая ошибка. Собственно, иностранные эксперты предупреждали, что сначала регулятор должен предоставить исчерпывающий пакет документов, а только потом приступать к выдаче лицензий. Но в Украине, как всегда, свой «особый» путь».

Игнорирование предупреждений специалистов о необходимости обязательного введения контроля игорного бизнеса со стороны государства, в частности, необходимости запуска системы онлайн-мониторинга еще до начала выдачи лицензий на проведение игорной деятельности, по мнению эксперта, может привести к весьма печальным последствиям. В частности, в контексте распространения лудомании. Напомним, в «незначительности» данного подхода лоббисты смогли убедить президента и депутатов. Как результат — внедрение онлайн-мониторинга было отложено.

«Контроль денег — это не только налоги, но в первую очередь, защита граждан, — говорит Бондарев. — Именно он должен быть первоочередной целью государственного регулирования игорного бизнеса. Об этом же свидетельствует практика Европейского Суда. Простой пример: испанский регулятор во время локдауна заметил, что у онлайн-операторов сильно выросли суточные обороты — и ограничил операторам рекламу. Все логично: люди сидят дома, их агрессивно таргетирует реклама онлайн-казино — и люди начинают проигрывать деньги, которые им предоставили как поддержку на время локдауна. То есть государство таким образом заботится о людях. А если бы не наличие системы онлайн-мониторинга, то как бы регулятор увидел потенциальную опасность?»

Кандидат политических наук, юрист и финансист Алексей Буряченко обратил внимание на еще один очень неприятный прокол нынешней легализации, который, по его мнению, угрожает и игорному рынку, и бюджету серьезными негативными последствиями.

Речь идет об откровенном перекосе нынешней легализации в сторону онлайн-казино. Последние тотально захватывают рынок, исключая заход в него серьезных иностранных инвесторов, которые могли бы основательно вложиться в инфраструктуру, построить гостиницы и создать рабочие места.

«Я неоднократно заявлял ранее, что на игорном рынке ни в коем случае нельзя допустить финансово-экономической дискриминации для различных сегментов игорного бизнеса, — уверен эксперт. — Что мы видим сегодня, когда уже началась выдача лицензий? Все разворачивается именно по тому негативному сценарию, о котором я раньше предупреждал: происходит дискриминация оффлайн-казино в угоду интернет-заведениям. Нужно понимать, что для развития инфраструктуры оффлайн-казино в гостиницах требуется определенное время. По моим расчетам, примерно два года. Это время нужно, чтобы Украина смогла договориться об инвестициях, разработать правила будущего сотрудничества, которые были бы взаимовыгодными. А потом уже — при этом одновременно — можно было бы запускать рынок в интернет-сегменте и сегменте реальных казино».

По словам Буряченко, продвигая именно нынешний подход к легализации «игорки», его лоббисты и идеологи еще на этапе подготовки законодательства занималась манипуляциями. В итоге и получилась ситуация, когда приходится признавать, что ни обещанной многомиллиардной суммы для бюджета, ни обещанных инвестиций, связанных с игорным бизнесом, выручить не удастся.

«По сути, за «нарисованными» этими лоббистами во главе с идейным вдохновителем Баумом 7,5 млрд грн — ничего не стоит, — отмечает аналитик. — Никто при разработке законопроекта и механизмов его запуска не принимал во внимание реальные расчеты. Кроме того, и намека не было на системный и комплексный подход при принятии решений, на взаимодействие органов государственной власти с органами местного самоуправления, с теми же инвесторами. Никто не проводил работу, чтобы заинтересовать их в строительстве новых отелей, развитии смежной инфраструктуры. Ни на один из этих вопросов законодательно не был предоставлен ответ. В результате создается впечатление, что принятие закона было направлено только на одно: легализацию интернет-сегмента игорного бизнеса (бенефициары которого в основном находятся за пределами Украины), который, с одной стороны, очень сложно и слабо контролируем, с другой — не имеет никакого отношения к инвестициям и развитию инфраструктуры».

Что делать со Скрипкой?

Просчеты в истории украинской легализации игорного бизнеса вполне очевидны не только для специалистов. С ними ежедневно сталкивается едва ли не любой житель Украины.

Наверное, вы часто встречали в Интернете рекламу онлайн-казино «Рога-копыта», которая предлагает прямо сейчас зарегистрироваться и сразу же получить на счет «5000 условно-бесплатных гривен», или «200 вращений барабана». Ваши дети играют в «Тома», «Дракончика» или другие онлайн-игры? Наверное, 30% всплывающей рекламы — это предложения поиграть в нечто на деньги. Даже в столичном метро почти каждая вторая реклама на информационных панелях поездов — улыбающийся известный певец, рекламирующий игры на деньги. И совсем не факт, что игры легальные, ведь лицензий выдано было не так уж и много.

«Первоочередная задача государства — защита граждан. Собственно, Европейский Суд говорит о том, что модель государственного регулирования игорного бизнеса должна быть пригодной «для достижения целей ограничения эксплуатации человеческой страсти к азартным играм, чтобы избежать риска преступлений и мошенничества, связанного с азартными играми», — рассказывает о сегодняшней ситуации с рекламой «игорки» Никита Бондарев. — Является агрессивная реклама формой «эксплуатации человеческой страсти к азартным играм»? Да. Делает что-то украинское регулятор? Боюсь, что нет».

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:  Станислав Кондрашов и Telf AG - убийца Вороненкова и российский рейдер зачищает интернет

Бондарев приводит пример, когда в Комиссию по регулированию азартных игр и лотерей поступила жалоба на одного из операторов азартных игр. Сайты этого оператора были не только соответственно арендованы, но и имели соответствующие контакты (в частности, контакты для прессы). Комиссия дала объявление на своем сайте, что оператору действительно дали две лицензии — на онлайн-казино и букмекерство, но свою деятельность оператор должен проводить на сайте с другим адресом. Поэтому граждан, имеющих дело с этим оператором, призывают быть бдительными! Ни разъяснений оператора, ни информации о том, что вообще комиссия обращалась к оператору за этими разъяснениями, нету. Так же, как и информации о том, что сделает комиссия, чтобы на эти сайты больше никто не мог попасть (на один, кстати, можно и сейчас без проблем зайти).

Проще говоря, поддержав турболегализацию в угоду операторам, украинская власть совершенно не позаботилась о защите украинцев от пагубного влияния игорного бизнеса. Хотя во всем мире именно это является приоритетом. По сути, в понимании цивилизованных стран, легализация должна проводиться исключительно, чтобы максимально защитить общество от аддиктивной среды, каковым является весь игорный бизнес. То есть, сначала идея легализации должна была работать не на владельцев автоматов, казино, букмекерских контор и других представителей «игорки», а на защиту от них общества. В Украине, к сожалению, поступили наоборот.

Характерно, что сегодня факт ошибки, в частности, засилье неконтролируемой рекламы игорных заведений, начинают признавать даже сами лоббисты «игорки». Так, даже сам Борис Баум недавно в обозвал «идиотами» тех, кто бесконтрольно размещает рекламу игорных заведений. И пожаловался, что ничего не может с ними сделать.

«Вот, например, «Джокер» рекламируется по всем сайтам (хотя, по закону, такая реклама запрещена, — ред.)… Но они рекламируют. Что мы можем сделать с этим Скрипкой (имеется в виду реклама игорных заведений с участием известного певца Олега Скрипки, — ред.)? Город расклеил их рекламу. Мы звонили в киберполицию, говорили: «Найдите этих идиотов, снимите». В ответ: «Мы не можем, это принадлежит городу». И мы ничего сделать с этим не можем. Поэтому, чем быстрее они войдут в легальное поле, тем быстрее комиссия сможет с этим что-то делать. Но это такая тонкая грань, что нас постоянно подставляют. То Минфин, то еще кто-то. То есть нам не дают запуститься», — жалуется Баум.

Лудомания по грузинскому сценарию

Возникает логичный вопрос: а зачем было запускать рынок при наличии подобных рисков и перекосов? Чтобы «сделать приятное» владельцам игорного бизнеса?

К слову, подобный подход, когда легализация проводилась в интересах игровых магнатов, был несколько лет назад реализован в Грузии. Той самой, которую очень любят ставить в пример украинские лоббисты.

В одном из последних интервью Баум расписывал, какой огромный игорный рынок сформировался в Грузии: «Наша амбиция — собрать от 5 до 7 млрд грн в бюджет. Понимаем, что оборот этого рынка, доходность равна где-то 50 млрд грн. Потому что в маленькой Грузии этот показатель — 120 млрд грн, то есть 4 млрд долл. А Украина намного больше».

На эту тему: Отель «Днепр» продан российским бандитам. Тот случай, когда деньги воняют

В то же время Баум почему-то забыл упомянуть такую «незначительную деталь», как тотальная вовлеченность населения Грузии, а самое главное — молодого населения, в игру на деньги. Например, о том, что 90% 17-летних грузин играют. Играют 68% 16-летних и 28% 14-летних жителей этой страны. В целом же около 700 000 жителей Грузии (где всего-то проживают 3,7 млн человек) подсели на игру на деньги.

Характерно, что сегодня такой же месседж о том, как «все прекрасно с казино в Грузии» — пытается протолкнуть и Михаил Саакашвили. Не упоминая, правда, что катастрофическая ситуация в Грузии, где количество лудоманов достигло критической отметки, а власть подсела «на иглу” поступлений от “игорки”, сложилась именно при нем.

Очень хотелось бы сегодня спросить у президента — если же кто-то убедил его провести легализацию в турборежиме и принять бюджет с заявленным доходом от «игорки» в 7,5 млрд — то кто будет отвечать за весьма ожидаемую бюджетную дыру? Это сделают из собственного кармана Баум или Арахамия, Гетьманцев, Тимошенко? И как быть с президентскими обещаниями построить честный и прозрачный игорный рынок? Забыть и простить?

Инна Михайловская,  опубликовано в издании  Главком

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: